Америка осмысляет окончание программы Space Shuttle

понедельник, 25 июля 2011 г.

Американские эксперты по космическим исследованиям считают перерыв в пилотируемых полётах катастрофой.

Советская программа «Буран» была прервана вообще после первого полёта. «Буран», напомним, сумел сесть на автопилоте, чего американские челноки не делали никогда. (Фото Roger Ressmeyer / Corbis.)
После приземления «Атлантиса» американские эксперты занялись обсуждением состояния национальной космической программы. Хотя руководитель НАСА Чарлз Болден заявляет, что будущее пилотируемых людьми космических полётов безоблачно, не все причастные к космической программе специалисты разделяют это убеждение.


Экс-глава НАСА (2005–2009 годы) Майк Гриффин сказал Би-би-си: «Если отбросить высокопарные политические заявления, ясно, что американская программа пилотируемых космических полётов остановлена на неопределённое время». Г-н Гриффин считает ситуацию, в которой НАСА предлагает в качестве замены шаттлам несуществующие корабли частных подрядчиков, катастрофой, от которой американская космонавтика может не оправиться никогда.

Профессор Джон Логсдон, бывший директор Института космической стратегии при Университете Джорджа Вашингтона соглашается с Гриффином. «Мы поставили крест на шаттлах, не имея чёткого плана введения в строй замены для них и не думая о долгосрочных перспективах программы. Это печально». Г-н Логсдон состоял в комиссии, расследовавшей причины гибели «Колумбии» в 2003 году. «В отчёте мы отметили, что отсутствие замены для шаттлов — следствие несостоятельности руководства страны. Прошло восемь лет, и ничего не изменилось, — подчёркивает профессор. — Это провал, это стыд — то, что мы должны платить русским за такси на орбиту. Мы много лет знали, что так будет, но палец о палец не ударили, чтобы переломить ситуацию. Мы сами загнали себя в угол». При этом г-н Логсдон обвиняет НАСА в гордыне (взлелеянной во времена действия программы «Аполлон» — в тот период, когда разрабатывался шаттл) и считает, что космические челноки были слишком ненадёжными и чрезмерно дорогими.

Майк Гриффин считает, что самая большая проблема — отсутствие у НАСА стратегического видения; он отмечает, что его точку зрения разделяет большинство сотрудников ведомства. «Очень немногие усилия со стороны общества дают результат, сопоставимый с тем, который обеспечивает космическая программа. Наша способность действовать на этом фронтире — а на самом деле, определять его — формирует игру таким образом, что мы получаем преимущество в будущем». Если отбросить культурную специфичность высказываний, то, вкратце, г-н Гриффин далее говорит: нет лучшего способа вручить мировое лидерство Китаю, чем дать китайцам возможность первыми вернуться на Луну. «Способность добиваться больших достижений в пилотируемых полётах — стратегический фактор», — подытоживает он.

Обратите внимание — в обоих экспертах прямо-таки клокочет уязвлённая национальная гордость. Последняя, как показывает история, является лучшим на текущий момент топливом для космической программы — но очень быстро выгорающим. Советский Союз первым отправил человека на орбиту, почил на лаврах — и позволил Америке сравнять счёт в космосе, отправив людей на Луну. Америка, сравнявшая счёт, — мгновенно успокоилась. Лунную базу никто строить не стал.

В то, что частный бизнес, на который уповает НАСА, способен продвигать космические исследования эффективнее, чем джингоизм, мы поверим только тогда, когда г-да Брэнсон и/или Безос построят на Луне постоянную базу. Но даже в этом случае частная инициатива останется частной — преследующей чьи-то локальные интересы. Даже если бизнес окажется способным на долгосрочное целеполагание — это будет долгосрочное целеполагание в частных интересах. А меценатство и озабоченность судьбами человечества — обязанность, добровольно налагаемая бизнесменами на себя (а не безусловная).

Безусловно обязанным исследовать космос — в интересах страны (или всего человечества как общества и биологического вида), ради научного познания, потому что «Navigare necesse est», ради Высшего блага и так далее — может только (меж-)государственное космическое агентство (желательно — с конституционно защищённым финансированием, автономное, но подотчётное обществу через его инструмент, государство). Только государства или межгосударственные организации могут реализовывать по-настоящему масштабные программы; что самое важное, только они безусловно обязаны ставить цели и задачи, смысл которых превосходит выгоду/престиж и результаты которых скажутся в далёком будущем (говоря иначе, государственные, то есть общественные, космические организации имеют право на пафос).

Если бы капитан Пайк говорил молодому Кирку: «Поступай в частную лавочку, получишь бонусы акциями, выйдешь на пенсию богатым» — пафос бы исчез. Напрочь.



Что интересно, космическая программа позволяет оправдать существование государства (и в наше время, когда планетой реально заправляют корпорации, и вообще) как абсолютно репрезентативной общественной организации, представляющей интересы абсолютно каждого человека. Следовательно, избранный лидер государства обязан чётко ставить пафосные цели (и да, контролировать выполнение связанных с ними задач) — а не изрекать дикую невнятицу про необходимость «постараться сделать что-то подобное World of Warcraft, пусть не в мировых масштабах, но в масштабах нашей страны».

А пока этот г-н проникается, мы отправимся резать Орду в Arathi Basin.

Подготовлено по материалам Би-би-си.

0 коммент.:

Отправить комментарий

 
MOON Blog © 2011 - 2012 | Дизайн MOON